ВИЧ
ДИАБЕТ
ГЕПАТИТ
ОНКОЛОГИЯ
КАРДИОЛОГИЯ
УРОЛОГИЯ
ГИНЕКОЛОГИЯ
БЕСПЛОДИЕ

Наталья Гончарук, главврач роддома №1 города Киев: «Нет понятия – бесплодная женщина. Есть понятие – бесплодная пара»

12:11   30 октября 2014
   Количество просмотров:
3044


Главный врач роддома №1 города Киев, акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук Наталья Гончарук дала видеоинтервью ток-шоу «Люди. Hard Talk» на телеканале «112 Украина».

Влащенко: Что может быть прекрасней зрелища беременных женщин? Это прекрасно даже в мирное время, а когда идет война, ничего так не радует сердце, как рождение нового человека. Сегодня у нас в гостях человек, который знает все про это, который всю жизнь посвятил рождению новых людей – это главный врач 1-го роддома г.Киева, Наталья Гончарук. Здравствуйте, Наталья Петровна. Как сегодня обстоят дела в Украине, и, в Киеве, в частности, с рождаемостью?

Гончарук: Я могу больше рассказать про Киев, поскольку работаем мы в городе Киеве. У нас сейчас рождаются дети, которые были зачаты далеко от всех этих тревожных событий, которые сейчас происходят. Мирные дети. Отголоски тех событий, которые происходят сейчас, мы будем видеть в конце этого года. Начнутся последствия принятия тех решений в семье, рожать, или не рожать ребенка, если да, то, когда. На сегодняшний день уменьшения количества родов и по нашему роддому, и по городу Киеву, не наблюдается. Даже есть небольшой прирост. Немножко больше родов, чем в прошлом году. Если сравнить полугодие прошлого года с полугодием этого года, то, где-то, в среднем, на 1000 родов больше по г. Киеву, в целом, по родильным домам, которые работали.

Влащенко: Почему на постсоветском пространстве, в Украине в частности, растет количество бесплодных женщин? Сегодня это частая проблема, и много молодых девушек с этим сталкиваются.

Гончарук: Бесплодная женщина – это радикально неграмотный, некорректный подход. Нет понятия – бесплодная женщина. Есть понятие – бесплодная пара. Я могу совершенно обоснованно сказать, что на сегодняшний день женское бесплодие уступает место мужскому бесплодию. И мы рассматриваем такую позицию, как бесплодный брак, или бесплодная пара. И когда у супружеской пары нет детей, правильно абсолютно не перекладывать всю вину на хрупкие женские плечи, а обследовать супружескую пару, которая не имеет детей.

Влащенко: Ну, у нас же всегда считалось, что виновата женщина.

Гончарук: Это ментальность, которая переходит из поколения в поколение. И если супружеская пара живет несколько лет, и у них нет детей, то, как правило, вопросы обращаются к женщине.

Влащенко: Есть же какие-то причины для этого? Потому что цифры, действительно, растут.

Гончарук: Причин очень много. Это и раннее начало половой жизни, как мужской части, так и женской.

Влащенко: А на сколько сдвинулось начало половой жизни? Сегодня когда начинается половая жизнь, в среднем?

Гончарук: Очень рано. Детские гинекологи, которые наблюдают девочек до 18 лет, говорят – это и 10-летний, и 12-летний возраст. Это очень ранние половые контакты. Это касается и мальчиков. В силу разных причин. Понимание в самом детском мозге, что дозволено, что это доступно, что это интересно. К сожалению, это часто бывают незащищенные формы секса.

Влащенко: Это как-то связано с гуманитарной сферой? Кино, компьютер, поступление информации, которой раньше не было?

Гончарук: И это тоже. Недостаточность воспитания сексуального у детей. И в семье, и в школе. У нас нет достаточного количества общеобразовательных программ, именно для этого контингента детей. Нет такого на украинских каналах, что – бы в доступной форме, в формате познавательном, можно преподнести ребенку 12-14 лет информацию о половой жизни, о сексе, о том, как себя правильно вести.

Влащенко: Информационные шлюзы мы открыли, а работать с этими детьми совершенно некому?

Гончарук: Да, это та ниша, которая, практически, не занята.

Влащенко: А в чем разница в родовспоможении здесь, и на западе?

Гончарук: В любых событиях есть волнообразность течения. Первый, основной поток родов на Западе был связан с условиями и подходами к своему деторождению. 20 лет назад у нас было абсолютно закрытое акушерское отделение, женщины сводились в одну предродовую палату, по 6-8 человек, потом – родильный зал с несколькими креслами, потом послеродовая палата, куда деток приносили на кормление, и уносили. Родственникам показывали только через окно, и в лучшем случае, через неделю встретились. На сегодняшний день все роддома в Киеве работают совершенно по другим методикам. Это и партнерские роды – на родах может быть муж, мама, сестра, подруга. Это дает фактор домашности.

Влащенко: А как вы относитесь к родам на дому?

Гончарук: С профессиональной точки зрения – категорически против. У нас периодически возникают вопросы по поводу так называемых духовных акушерок. Как правило, это люди, не имеющие никакого образования.

Влащенко: А роды в воде?

Гончарук: Роды в воде могут быть и в стационаре. Но, если говорить о родах на дому, то, ни одна уважающая себя акушерка, я уже не говорю о докторе, не пойдет на то, чтобы заниматься каким-то рукоблудством дома, где-то, у кого-то. Это безответственно, т.к. касается и здоровья мамы, и здоровья ребенка. Были случаи смерти, и материнской смертности, и детской. Когда человек понимал, что он не справляется с ситуацией, буквально оставлял эту семью со своими проблемами, на том этапе, на котором он это понимал. Единственное, что он делал – говорил вызвать скорую помощь. Это люди, которые ни за что не несут ответственности, но, в то же время, подвергают опасности человеческие жизни.

Влащенко: Юрий Стець принимал роды сам, дома, у своей жены, потому что они не успевали уже никуда. И вы их консультировали по телефону. Что должны знать близкие люди, если происходит не тривиальная ситуация? Что нужно делать, если поблизости нет врачей?

Гончарук: Хорошо, если есть с кем посоветоваться. Сориентироваться, где есть ближайшее лечебное учреждение, любого типа. Не нужно забывать, что наши все силовые структуры имеют навыки оказания помощи в экстремальной ситуации. У них есть телефоны, транспорт.

Влащенко: Где детская смертность больше? В каком возрасте она больше?

Гончарук: Смертность, которая идет по родовспомогательным учреждениям, так называемая перинатальная смертность, от 22 недель беременности по 28 дней после родов. После того, как мы перешли на новые критерии выхаживания детей, то первое время было увеличение этой перинатальной смертности, за счет увеличения маловесных детей, выхаживание которых сопряжено с большими сложностями.

Влащенко: Какой процент ошибки врачей во время родов, детской смертности, и материнской?

Гончарук: Врачебная ошибка имеет место на существование. Но, трактовать врачебную ошибку, как причину той же перинатальной смертности, достаточно сложно.

Влащенко: Как вы относитесь к абортам? У вас есть личное отношение?

Гончарук: Я уже больше 15 лет, в принципе, не делаю аборты, потому, что это мое личное убеждение. Но, категорический запрет абортов имеет свою обратную сторону медали. Потому что нежеланная беременность – она на сегодняшний день существует, и, если забрать у женщины право выбора….

Влащенко: А какой процент нежелательной беременности, по вашим оценкам?

Гончарук: Это колеблется, по разным данным, от 12 до 20%.

Влащенко: До какого возраста, с вашей точки зрения, можно проводить ЭКО?

Гончарук: В этой ситуации существует медицинская часть, и юридическая. Юридически не определен возраст, до которого в нашей стране разрешено ЭКО. В нашей стране определен детородный возраст женщины. Это 15-49 лет. И это уже клиники не должны применять ЭКО женщинам, чей возраст выходит за пределы этой фертильности.

Влащенко: Есть ли риск рождения ребенка с пороками физиологическими, у женщин, которые делают ЭКО в более старшем возрасте?

Гончарук: Это соответствует истине. Чем старше супружеская пара, тем больше возрастает риск генетической патологии. Женщинам после 35 лет должны обязательно проводить скрининги, вне зависимости от того, самостоятельная это беременность или в результате ЭКО.

Влащенко: А где это лучше делать – в коммерческой клинике или в государственной?

Гончарук: Самое главное, чтоб это было сделано качественно.

Влащенко: Как определить хорошую клинику?

Гончарук: В Киеве уже сложилось стойкое мнение о клиниках, вне зависимости от форм собственности. Частные клиники очень неохотно занимаются акушерством. Это огромнейшая ответственность и риски. Частные клиники охотно занимаются гинекологией.

Влащенко: А ЭКО где делать лучше?

Гончарук: В отношении вспомогательных репродуктивных технологий существует государственная программа. И в Киеве она есть тоже. Она гарантирует один бесплатный случай проведения ЭКО. Все остальные клиники – это частные, потому что это очень дорогостоящий процесс. Государственные структуры без государственной поддержки не в состоянии это вытянуть.

Влащенко: Есть ли какая-то система ответственности у врачей за врачебную ошибку в частных клиниках? Есть ли у человека гарантия, что он найдет правду, если с ним что-то случилось?

Гончарук: Если доказана врачебная ошибка, конечно.

Влащенко: А легко ли ее доказать?

Гончарук: Должны быть убедительные доказательства, что это врачебная ошибка.

Влащенко: Нужна ли роженицам медстраховка, с вашей точки зрения?

Гончарук: Медстрахование – широкий вопрос, который касается не только рожениц. Беременные женщины для страховых компаний – это большие риски.

Влащенко: Как вы относитесь к суррогатному материнству? И насколько это, учитывая нашу ментальность, распространенная вещь, в Украине?

Гончарук: Есть страны, где запрещено суррогатное материнство. Наше законодательство четко определило, что такое суррогатное материнство, и кто, в этом случае является родителями ребенка, которого вынашивает суррогатная мать. И это дало возможность многим женщинам, которые не могут самостоятельно выносить ребенка, получить для этого возможность. Четко определены показания к суррогатному материнству. И это дает возможность работать в абсолютном правовом поле, в нашей стране.

Влащенко: А насколько это дорого сегодня?

Гончарук: Я затрудняюсь ответить. Это стоимость ЭКО, и финансовая сторона вопроса, касающаяся суррогатной матери.

Влащенко: О каких цифрах вы слышали, по крайней мере?

Гончарук: Я не вникала в финансовую сторону этого вопроса.

Влащенко: До какого возраста самый оптимальный возраст для родов?

Гончарук: Нежелательно, чтобы беременели девочки в 15 лет, и нет веских причин, чтобы беременеть к 50 годам. Если взять по состоянию здоровья, то это 25-35 лет. Хотя, на сегодняшний день, возрастной фактор риска у нас нивелирован.

Влащенко: Хотите ли вы задать какой-то вопрос?

Гончарук: В каком статусе вы себя более комфортно ощущаете, в статусе мамы, или в статусе бабушки?

Влащенко: Это очень по-разному. Второй статус, он более осознанный, и очень яркий. Я бы хотела сказать молодым родителям, что время летит неумолимо. Сегодня в гостях у нас был человек, который имеет прямое и непосредственное отношение к рождению новой жизни. Я считаю, что это одна из лучших профессий на земле. Приводить в этот мир еще одну маленькую жизнь, которая потом, может, изменит все на планете. Возможно, врачи-акушеры, одни из главных людей на земле. 

Поделитесь новостью с коллегами и получайте подарки Наверх
0
0
Темы: акушерство, гинекология, репродуктология, беременность, бесплодие, вспомогательные репродуктивные технологии, медменеджмент, видео, интервью
Если Вы заметили ошибку в новости, сообщите об этом редакции - выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter

Похожие материалы:
Клиника ISIDA открывает социальную программу «Осуществите мечту о ребенке с ISIDA»
Анонс: Результаты исследований – Менее трети российских женщин посещают гинеколога два раза в год
Менее трети российских женщин посещают гинеколога два раза в год
Предыдущая новость Следующая новость
Сегодняшние новости ТОП-10 новостей месяца
Уважаемые читатели! Нам интересно Ваше мнение о данной новости. Вы можете оставить комментарий и поделиться своей точкой зрения с другими посетителями МЕДФАРМКОННЕКТ. С уважением, редакция.
Комментарии к новости: Наталья Гончарук, главврач роддома №1 города Киев: «Нет понятия – бесплодная женщина. Есть понятие – бесплодная пара»
Ваше имя: 
Осталось символов: 

АНТИСПАМ:


    Гость     11:15  10 июля 2015
Абсолютно согласна с заглавным тезисом. многим парам не удается завести детей не через какие-то отдельные проблемы с репродуктивным здоровьем, а через банальную несовместимость, которая складывается из общих факторов двух партнеров.
    Robert     18:56  11 апреля 2015
Ну, конечно. Теперь мы говорим, что при бесплодии женщины понятие бесплодие расходится на всю семейную пару, чтобы не упрекать слабый пол. Тут думать нужно. О здоровье своем. Девочки, которые в 12-13 лет начинают вести половую жизнь к замужеству могут иметь такой букет гинекологических проблем, что страшно сказать. Девушкам нужно помнить, что они должны стать матерями, и соответвенно заботиться о своем женском здоровье.